ruh666: (Default)
взято отсюда
История возникновения Австрийской Экономической Школы. Теория субъективной ценности. Свободный обмен и государственное регулирование. Анархокапитализм или минархизм? Является ли экономика наукой и какова её предсказательная сила. Как возникло механистическое понимание экономики и почему оно всегда проваливается. Как эгоизм приводит к росту общего блага. Последствия государственного регулирования. Минимальный размер оплаты труда. Что на самом деле ведёт к росту оплаты труда. Государственное регулирование цен. Чем меньше вы будете оправдывать поступки глупостью и когда начнёте подразумевать за ними злонамеренность, тем меньше будете ошибаться в людях. Айн Рэнд и либертарианство. Причины Великой Депрессии и почему она стала "великой". Золотой стандарт. Общее в экономических кризисах. Кризис 2008-го года. Откуда берётся ностальгия по совку и плановой экономике (не только в России). О марксизме. Абсолютный и относительный достаток.

ruh666: (Default)
http://ruh666.livejournal.com/199130.html

Мы рассмотрели элементы либертарианского мировоззрения, то, как в его рамках трактуются основные современные проблемы, кратко описали общественные группы, которые это мировоззрение может привлечь, и условия, при которых это может произойти, а теперь должны оценить перспективы свободы. В частности, нужно рассмотреть наше твердое и продолжающее крепнуть убеждение в том, что либертарианство восторжествует не только в отдаленной перспективе, но что его победы следует ждать в самом недалеком будущем. Я убежден, что темная ночь тирании заканчивается и недалека уже новая заря свободы.

Многие либертарианцы крайне пессимистичны в вопросе о перспективах свободы. Если задуматься о росте этатизма в XX веке и закате классического либерализма, представление о чем мы дали в вводной главе, жертвой пессимистического прогноза оказаться легко. Пессимизм может стать еще безысходнее, если вспомнить историю человечества и мрачные летописи известных нам цивилизаций, полных деспотизма, тирании и эксплуатации. Можно было бы простить нам мысль, что подъем классического либерализма на Западе в период с XVII по XIX век был одним из редчайших проявлений славы и доблести в мрачных анналах прошлых и будущих веков. Но мыслить так было бы уступкой тому, что марксисты именуют импрессионизмом, – мы остались бы на поверхности исторических событий, не делая попытки глубже проанализировать действие причинно‑следственных связей.

Аргумент в пользу оптимизма можно найти в серии своего рода концентрических кругов, начиная с самых широких и долгосрочных соображений и кончая самыми краткосрочными тенденциями. В самом широком и отдаленном смысле либертарианство в конечном счете победит, потому что оно и только оно совместимо с природой человека и мира. Только свобода может дать человеку материальное благополучие, возможности для самореализации и счастья. Иными словами, либертарианство победит, потому что оно верно, потому что для человечества это самая правильная дорога, а в конечном счете всегда побеждает истина.

Но это, пожалуй, слишком отдаленная перспектива, и живущих сегодня мало утешает надежда, что истина победит через много столетий. К счастью, есть основания надеяться и на более близкое будущее, поскольку можно быть уверенным, что мрачные исторические закономерности, действовавшие до XVIII века, на нас больше не распространяются.

Можно только радоваться тому, что история совершила огромный скачок, когда классические либеральные революции сделали возможной Промышленную революцию XVIII и XIX веков[8]. Ведь в доиндустриальном мире, в мире Старого порядка и крестьянской экономики, не существовало никаких помех тому, чтобы тирания и деспотизм не могли существовать неопределенно долго, многие‑многие века. Крестьяне выращивали продукты питания, а короли, знать и феодальные землевладельцы оставляли им ровно столько, чтобы те могли сохранить жизнь и трудоспособность – все остальное они забирали себе. Жестокий и мрачный аграрный деспотизм был устойчив по двум основным причинам: 1) экономика худо‑бедно функционировала, хоть и на грани выживания, и 2) массы не знали лучшей жизни, а потому их можно было заставить работать как вьючный скот.

Промышленная революция все изменила, потому что необратимым образом трансформировала исторические условия и ожидания людей. Впервые в мировой истории возникло общество, в котором уровень жизни масс поднялся от простого выживания до невиданных прежде высот. Появление новых рабочих мест и повышение уровня жизни запустили механизм увеличения численности населения Запада, которая веками оставалась неизменной. Пути возврата в доиндустриальную эпоху были закрыты. Мало того, что массы не согласились бы с крахом своих надежд на дальнейшее повышение уровня жизни,– возврат к чисто аграрной экономике означал бы массовый голод и гибель значительной части населения. Нравится нам это или нет, но пути назад больше нет.

Но если все так, то за дело свободы можно не беспокоиться. Как показала экономическая наука, а отчасти продемонстрировали и мы в этой книге, индустриальная экономика может работать только в условиях свободы и свободного рынка. Иными словами, свобода экономики и общества были бы желательны и справедливы и в доиндустриальном мире, но в условиях развитой промышленности они стали жизненной необходимостью . Как показали Людвиг фон Мизес и другие экономисты, в условиях индустриальной экономики этатизм просто не работает. А поскольку все мы существуем в индустриальном мире, в конечном счете – и намного быстрее, чем истина станет всеобщим достоянием, – станет ясно, что для выживания и процветания промышленности миру придется принять режим свободы и свободного рынка. Именно это имели в виду Герберт Спенсер и другие либертарианцы XIX века, когда подчеркивали различие между военным и индустриальным обществом, между обществом статусным и договорным. В ХХ веке Мизес продемонстрировал, что: а) все акты государственного вмешательства в экономику искажают и уродуют рынок и открывают прямой путь к социализму и б) социализм – это катастрофа, поскольку он делает невозможным развитие индустриальной экономики в силу исчезновения регулирующего механизма «прибыли/убытки»,а отсутствие прав собственности на капитал, землю и другие средства производства выводят из строя ценовой механизм. Иными словами, Мизес доказал неработоспособность как чистого социализма, так и всевозможных промежуточных форм огосударственной экономики и интервенционизма. А учитывая тот факт, что индустриальная экономика стала судьбой современного мира, эти формы этатизма неизбежно будут отброшены и заменены режимом свободы и свободных рынков.

Время уже сжалось и ускорилось, но для классических либералов начала ХХ столетия, таких как Самнер, Спенсер и Парето, все выглядело так, будто оно застыло. И нельзя их винить в этом, потому что им пришлось стать свидетелями упадка классического либерализма и рождения нового деспотизма, приходу которого они противились с замечательной выдержкой и упорством. Увы, все это в прошлом! Настоящее – это всегда становление. Миру придется ждать – если не столетия, то десятилетия,– пока социализм и корпоративное государство не проявят свой тупиковый характер с окончательной убедительностью.

По большому счету, будущее уже наступило. Нет нужды предсказывать разрушительные последствия социализма и этатизма – они повсюду перед нами. Лорд Кейнс как‑то высмеял рыночных экономистов, предсказавших, что в долгосрочной перспективе последствия предложенной им инфляционной политики будут разрушительны. В ответ он с ухмылкой произнес, что «в долгосрочной перспективе мы все – мертвецы». Лорд Кейнс мертв, а мы живем в его долгосрочной перспективе. Цыплятки этатизма приготовились ночевать на насесте.

В первые десятилетия XX века подобной ясности еще не было. Этатистские силы использовали всевозможные приемы, чтобы сохранить и даже расширить индустриальную экономику, отвергая при этом любые требования о свободе и свободном рынке, без которых в длительной перспективе эта экономика нежизнеспособна. В течение полувека этатисты всех мастей проводили свои хищнические опыты над экономикой – ее планировали, регулировали, подвергали действию растущих налогов и инфляции, но при этом очевидных кризисов и деформаций не возникало. Дело в том, что рыночная индустриализация XIX века создала в экономике огромную «жировую подушку», защищавшую ее от последствий этих экспериментов. Правительство могло свободно, без фатальных последствий для экономики оперировать налогами, ограничениями и инфляционным давлением.

Но сегодня огосударствление экономики зашло настолько далеко и длится это уже так долго, что эта «подушка» истощилась. Еще в 1940‑х годах Мизес предсказывал, что резервный фонд, созданный эпохой laissez‑faire , будет истощен. Поэтому сегодня негативные последствия действий правительства проявляются почти мгновенно – и эти пагубные последствия несомненны для всех, даже для самых упорных апологетов этатизма.

Мюррей Ротбард "К новой свободе. Либертарианский манифест"
ruh666: (Default)
http://ruh666.livejournal.com/179139.html

Феминизм — это явление, которое можно рассматривать с множества сторон. Во-первых, это политическое движение за равноправие женщин, а во-вторых — идеологически пестрое течение в философии об эмансипации (освобождении) женщин, достижение равенства политических, экономических, личных и социальных прав для женщин и преодоление сексизма.
Зачастую феминизм представляют как идеологически левое интеллектуальное движение в его постмарксистской интерпретации. Во многом виноваты в этом сами либералы, особенно консервативной традиции, невнимательные к правам женщин, которые отдали социалистам тему для спекуляций.
Исследователи также выделяют волны феминизма. И если первая волна находилась вне идеологического дискурса и связана с обретением женщинами равных с мужчинами формально-юридических и политических прав, то вторая и третья, наоборот, предписывают женщинам стандарты поведения.
Недавно в ловушку «современных феминисток» попала Эмма Уотсон, которая снялась в эротической фотосессии, что якобы противоречит правам женщин. Ответ Уотсон, которая сама себя считает феминисткой, следующий: «Феминизм — это не палка для битья [что есть правильно для женщин, а что нет], феминизм — это о свободе выбора».

Либертарианцы, конечно, считают, что женщины и мужчины должны иметь равную свободу. «В основе феминизма лежит требование о том, чтобы к женщинам относились как к свободным людям», — пишет феминистский политолог Друсилла Корнелл. Это то, с чем либертарианцы согласны чуть более чем полностью.
Феминистки стремятся положить конец всем формам патриархального контроля. Но с либертарианской точки зрения нет разницы между угнетением со стороны мужчины или государства. На сайте-документе Ассоциации феминисток-либертарианок в программном заявлении говорится:
«Обращение к правительству только меняет вид угнетения женщин, а не факт. Это просто заменяет гнет патриархов, которых мы знаем, — отца, мужа, босса — притеснением патриархов, которых мы не знаем, — полчищ законодателей и бюрократов, которые все чаще вникают во все уголки нашей жизни!»
Предостерегают в Ассоциации и от решения проблем женщин при помощи государственного принуждения: «Если нашими целями являются свобода личности, мы не сможем достичь этой цели, попирая права женщины решать за саму себя. Если мы принимаем законы, которые навязывают наши ценности другим, мы не лучше тех, кто навязывает нам свои ценности. Мы просто подменяем тиранию мужчин нашей тиранией».
Таким образом, с либертарианской точки зрения решать такие проблемы, как дискриминация при приеме на работу и неравенство в оплате труда, при помощи государства не просто философски непоследовательно, но даже не прагматично.
Феминистки, которые стремятся к эмансипации женщин принудительным путем, например, выступая против ношения женщинами паранджи, монополизируют право определения свободы. Кто сказал, что все феминистское движение лучше знает, что нужно одной индивидуально взятой женщине? Что это, как не тирания большинства?
Либертарианский феминизм включает в себя право женщины выбрать высшее образование и карьеру на полный рабочий день или отказаться от этих занятий и выбрать роль домохозяйки, или, возможно, пойти в третьем направлении и совмещать первое и второе.
Либертарианство утверждает права человека над коллективом, поэтому эта философия выступает против любых форм принуждения человека — неважно, мужчины или женщины. Либертарианство призвано оставить все двери открытыми и позволить человеку решать, через какую дверь он или она будет проходить.
Станислав Зозуля
ruh666: (Default)

партия прогресса.jpg

Сегодня Владимир Ашурков написал программную статью "Как я перестал быть либертарианцем и полюбил левую идею", которая была незамедлительноподдержана Алексеем Навальным. Попробуем разобрать её по тезисам.

"Мировые экономисты и политики в последние годы спорят о растущем расслоении населения по доходам. Этот вопрос остро стоит и в России. По оценкам исследователей, показатели неравенства в нашей стране достигают рекордных значений. Месяц назад консалтинговая компания Capgemini назвала нашу страну «самой несправедливой крупной экономикой в мире». По её подсчетам, 62% богатств России находится в руках долларовых миллионеров, еще 26% – у миллиардеров."
Возникает простой вопрос. А откуда взялось такое неравенство в России? Само по себе возникло? Конечно же нет! Возникло оно именно благодаря государственному регулированию, а вовсе не вопреки. Разве не чиновники именно таким образом распределили собственность в 90-е? Разве не благодаря им выросли новые путинские олигархи в нулевые? Разве не чиновники создают такие правила игры, которые дают близким структурам преимущественное положение на рынке?
Читать далее...

ruh666: (Default)
Итоги недели с доктором околовсяческих наук и профессором рюхизма Обдолбаем Хохотаевым
Правый фронт - антиимперский русский национализм
Выборы в ГД РФ
Санкции, отношения с Западом и ЮКОС
Недопуск российских спортсменов на Олимпиаду
Кадровые перестановки и "внутриэлитные разборки"
Неудавшийся военный переворот в Турции
Brexit
Подведение итогов работы портала "Правый фронт"
Панъевропейский национализм, либертарианство и рюхизм
Демократии не существует в природе
Прогноз на ближайшие несколько лет

И просьба ставить лайки на youtube. Вам же денег не стоит, а светлым лучам рюхизма поможет пробиться сквозь тучи.
ruh666: (Default)
взято отсюда http://right-dexter.com/analytika/inf-vojna/analtyticheskie-repedachi/stepan-demura/peredachi-s-obdolbaj-hohotaevym/
Итоги недели с доктором околовсяческих наук и профессором рюхизма Обдолбаем Хохотаевым
Правый фронт - антиимперский русский национализм
http://right-dexter.com/
Почему власть прессует Степана Демуру?


И просьба ставить лайки на youtube. Вам же денег не стоит, а светлым лучам рюхизма поможет пробиться сквозь тучи.
ruh666: (Default)

либертар.jpg

Записана последняя лекция этого сезона Либертарианского Университета. В них затронуты такие темы, как история либертарианства, зарождение классического либерализма, соотношение современных понятий "либерализм" и "либертарианство", соотношение демократии и либертарианства, сходства и различия минархизма Людвига фон Мизеса и анархо-капитализма Мюррэя Ротбарда. Здесь представлены все девять лекций этого сезона. Посмотрите и убедитесь, что свобода - это либертарианство! http://right-dexter.com/index.php/istoriya/teoriya/libertarianskij-universitet/

ruh666: (Default)

либертар.jpg

Здесь мы публикуем лекции Либертарианского Университета. В них затронуты такие темы, как история либертарианства, зарождение классического либерализма, соотношение современных понятий "либерализм" и "либертарианство", соотношение демократии и либертарианства, сходства и различия минархизма Людвига фон Мизеса и анархо-капитализма Мюррэя Ротбарда. Всего лекций планируется девять, на данный момент записано три. Посмотрите и убедитесь, что свобода - это либертарианство! http://right-dexter.com/index.php/istoriya/teoriya/libertarianskij-universitet/

ruh666: (Default)
взято отсюда http://right-dexter.com/index.php/analytika/rossiya/nacionalizm-i-libertarianstvo/

Поскольку я считаю одной из важнейших задач современности объединение националистов и либертарианцев, попытаюсь разобрать здесь важнейшие противоречия, существующие между двумя этими идеологиями на данный момент. Я бы тут выделил два основных, обусловленных, на мой взгляд, в первом случае ошибочностью суждений националистов, во втором - либертарианцев.

1. Этатизм большинства националистов. В принципе, национализм можно определить как защиту интересов своей нации. Большинство националистов понимают эту фразу слишком буквально, что приводит к очевидной логической ошибке, а именно к утверждению о наличии определённых интересов у таких групп людей, как нация, жители одного гос-ва, города и тд и тп. А такого не существует в природе, ибо интересы, желания и тд присущи только личности. Интересы группы можно определить только если интересы всех индивидуумов совпадают, а такое бывает только в случае добровольного объединения людей на основе этого самого интереса. А, так как нация таковым объединением не является, никаких интересов нации не существует. Намерено развивая эту ошибку, лидеры националистов выдают свои представления об интересах нации за эти самые интересы нации. Зачем им это нужно, более менее ясно. Но, почему такой взгляд на вещи поддерживается большим количеством людей, не очень понятно. Чтоб избежать этой ошибки, необходимо трактовать национализм, как защиту представителей своей нации, и тогда всё встанет на свои места. Так как у каждого индивидуума своё представление о счастье, чтоб реализовать свои интересы, ему необходима свобода, то есть защита от насилия. Следовательно задачу русского национализма можно определить, как строительство русского национального государства, воздерживающегося от насилия по отношению к гражданам, и защищающего их от насилия со стороны других индивидуумов.
Читать далее...

Profile

ruh666: (Default)
ruh666

September 2017

S M T W T F S
      1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios